Удочерила 2-х девочек – закончила жизнь далеко от них

Ни один год они жили вместе. Года шли. А Бог детей не давал. У всех знакомых дом был полон детских голосов. И уже в позднем возрасте пришло само решение – взять из приюта ребёнка.

Но, придя в Дом Малютки, им показали только что прибывших новеньких, отказных 2-х девочек – близняшек.

Они смотрели такими глазами, как будто говорили:<<Ну где же ты так долго была, мама?>>

Отвернуться от них не хватало сил. И через какое-то время у них уже было сразу две дочки. И ничего, что совсем непохожие на них, новых родителей, ни цветом волос, ни глазами.

Но им дали и фамилию свою и отчество. И началась жизнь, к которой они совсем не привыкли – шумная, хлопотливая, проблемная, с детским плачем, смехом, с детскими болезнями.

Она была в декрете с ними. Супруг продолжал работать. Один. Денег едва хватало на вдвое увеличенную семью. У мужа случился инфаркт. Но он выдюжил и встал на ноги. И это было главное. Думали дальше станет лучше и легче. Не знали откуда и почему, но что будет лучше надеялись. Или просто хотелось в это верить?

… Чуда не произошло. Спустя несколько месяцев её супруг скончался.

Одна, с двумя маленькими дочками, без дохода, едва сводя концы с концами, она впадала в глубокую депрессию. Что делать? Какой выход? Платить за съёмное жильё не представлялось возможным.

Надо выходить на работу. Хоть работа учителем английского языка и не предвещала больших заработков, но другого выхода не было.

Педагогический коллектив школы вошёл в её положение, пожалел. И принято было решение – выделить ей пустующий один класс в пристрое школы под жильё матери – одиночки.

Она и этому была безмерно рада. Сначала помогали и водиться с двойняшками. Потом же пристроили и их в детские ясли.
Главное – что теперь было жильё, работа и дочки в саду. А то, что в таком жилье нет санузла, нет воды – это уже казалось не столь важным и обременительным. Главное тепло и крыша над головой. А воду можно и тазиками поносить – и купать и стирать.

Так и жили… Много лет. Дочки учились тут же, в этой же школе. Кто-то уже им рассказал, что где-то у них есть родная мать.

И ведь они её нашли. Собрались и поехали к ней. Но та даже на порог не пустила. Дала понять, что у них своя жизнь, а у неё своя. И они, ни солоно хлебавши, вернулись к приёмной маме. Ведь та любит и примет. Так и случилось. Хоть приёмной маме конечно это было неприятно. Но она и вида не подала и на этом никогда не заостряла разговор.
А спустя время ещё и выучила их в местном медицинском училище на медсестёр. Дала, как говорится, путёвку в жизнь. А дальше уж вы сами.

Она старалась им дать всё, что должна дать заботливая мать. Девочки выросли и повыходили замуж. Мама продолжала жить в школе. Уже родились и внуки. Одна из дочерей успела развестись. От мужа после развода у дочери осталась 1-комнатная квартира.

Она предложила маме переехать жить к ней. И мать переехала. Комнату в школе сдала школе назад.

С дочкой и внуком жили хорошо. Она пошла уже на пенсию. Ведь уже был возраст за 70 лет. Помогала с внуком. Водила в сад, в кружки.

Но вот дочь снова собралась замуж и мать стала лишняя здесь. А идти ей было теперь уже некуда. Вторая дочь тоже уже разошлась. Так они и перекидывали пожить маму то к одной, то к другой по очереди. И она гуляла то с одной дочерью и её дочкой – внучкой. То с другой дочкой и её сыном – внуком.

Бывало, внук просился пописить. И дочь командным голосом могла сказать своей маме:<<Ну что стоишь? Веди его в кусты!>>. И та, молча, делала то, что ей сказали.

Положение <<на птичьих правах>> удручало её и подрывало нервную систему. Обострялись и хронические и старческие заболевания. Болела и нервничала всё чаще.

И вот и вторая дочь второй раз тоже выходит замуж. Маме нигде нет места.

И её зовёт двоюродная сестра жить к себе, в Крым. У них там большой дом и есть свободная комната.
Так и поступили. Она переехала. Хоть и очень не хотелось. Здесь и приятельницы – такие же пенсионерки – учительницы. К которым она любила захаживать на чай. И врачи знакомые, знавшие её<<болячки>> и историю болезней. Которые могли даже повстречав на улице, дать какой-то совет, или назначение.

И вот она теперь в незнакомом месте. Где всё чужое и незнакомое. Где климат для неё жаркий и влажный. Но деваться некуда. Да и спокойствия здесь побольше.

Но<<почему-то>> болеть начинает чаще. Болеть начинает серьёзнее. Впадает в кому. И умирает на 3-й день.

В дальнюю поездку, на похороны мамы, с Урала в Крым, дочки отправится не могут.

Не увидевшись, не поговорив, не простившись и не похоронив, они живут и дальше… своими семьями. А их мама, отдавшая им свою жизнь, здоровье, лежит в неухоженной, неоформленной и неприметной могилке… на чужбине. Где ни дочки, ни её подруги – приятельницы – педагоги, никто не может прийти к ней, помянуть и прибрать место захоронения.

Источник

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *