Когда мама сильно поправилась, бабушка оценила: “Ой, какая ты хорошая у нас стала!”

У каждого времени свои заморочки. И если сейчас манная каша не в чести, то в середине прошлого века детей без нее не растили. В обязательную программу входили также рыбий жир и гречка. А вообще, чем больше съест ребенок, тем лучше – толстый, значит, здоровый.

Я в детстве отличалась худобой и бледностью. В сочетании с чёрными волосами, чёрными бровями и ресницами, видимо, пугала всю родню. Меня перед завтраком заставляли выпить стопочку сиропа чёрной смородины, перед обедом столовую ложку кагора, а вечером впихивали шоколад. По итогам. Рядом с кустом смородины у меня начинается крапивница. Алкоголь не выношу. Шоколадку”Аленка” считаю ядовитой гадостью до сих пор.

Дети покорно, но без радости ожидают своей порции рыбьего жира.

В детстве я была синеватого отлива, тощенькая. Меня заставляли есть гречку с молоком (что, как оказалось, совсем не повышает гемоглобин) и обязательно на полдник выпить чашку молока с куском шоколада. Шоколад был разными фигурками, наверное граммов по 50, когда его разламываешь, зернистый. Как я им давилась! Тем не менее , шоколад я люблю, а гречку терпеть не могу.

Наши бабушки и прабабушки пережили голод и войну. Худенький ребенок это было в их понимании очень плохо. Мама чуть не плакала, когда ездила в гости к папиной родне. Все мои двоюродные и троюродные сестры были как на подбор — крепенькие, с щеками, а мы с сестрой “синеватые”. Мама страдала: “Вить (это к папе), не болеют они? Может, у них глисты? Как цыплята по 80 копеек”. (Были тогда такие в магазинах тощие, синие, с лапами). После рождения моей сестры мама сильно поправилась. Прабабушка это сразу оценила “Ой ,какая хорошая ты у нас стала!”

В детстве мне обязательно покупали гранаты, готовили печень с кровью и старались всеми правдами-неправдами покупать черную икру и гречку. Делали бутерброды-лапти с черным хлебом. Думали, что я стану менее зелёной, буду похожа на нормального ребенка. Но я любила только красную икру, а черная с каждым укусом старалась прыгнуть обратно. А причина была такая: весной в деревне мы с другом Лёшкой лазили по небольшому пожарному пруду и палками “бомбили” лягушачью икру. Она такими огромными медузами по всему пруду плавала и очень была похожа на чёрную икру, которую мне пытались скормить. А ещё двоюродный брат Сашка в свое время пошутил, что у меня в животе от нее заведутся головастики.

Источник

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *