Заберите племянницу мою в невестки. Лишняя она тут. Ничего, что ваш сын хромой. Привыкнет

Счастье – это птица, которую поймаешь за хвост, а она вырвется, оставив в руках лишь перышко. Но и то ветер украдёт… Теперь Вера это знает.

Девушка была красивой. Односельчане вздыхали: если бы родители Веры были живы… Выучилась бы. Гляди, и артисткой стала бы. А Евгении (так звали тётю) не за что племянницу обучать. Своих троих воспитывает.

Перед окончанием школы тётя начала думать, за кого бы выдать Веру, чтобы одним ртом меньше стало. Правда, девушка о браке не думала. Ей бы податься прочь, в мир, который смотрит из журналов манящими фото сияющих городов. Одеться модно. Вера даже на райцентр согласна.
Выданье за хромого

Игорь жил в пригороде. В детстве покалечил ногу. Прихрамывал. Уже тридцатка на носу, а невесты нету. Парень был хорошим сапожником.

Евгения знала родителей Игоря. Те привозили на рынок яблоки из своего роскошного сада. Решила свести племянницу с их сыном. Осторожно заговорила с матерью парня… Обе друг дружку поняли.

– Но согласится ли Вера на это? Не гнать же её под венец…

– А куда денется? Очаровать – каждый мастак. Вера – хозяйка, учится хорошо, но кому это надо. Тем главное поскорее бы да посимпатишнее…
Евгения таки свела племянницу с Игорем. Знала бы она, как Вера её за это невзлюбила…
Игорь был внимательным и терпеливым к молодой жене. Полюбил ее. Вера же его стеснялась. Она красивая, стройная – и у такого…

– Погнали же девушку непонятно почему замуж за хромого. А она как нарисованная… Такой бриллиант пропадает, – перешёптывались люди.
По настоянию свекрови невестка окончила курсы продавцов. Устроилась в магазин на окраине города. Там часто останавливались водители, чтобы что-то купить. Вот бы хоть один позвал её…

Такой нашелся. Мирон жил в областном центре. Дважды разведённый. Часто ездил в соседнюю область в командировку. Немного старше Игоря. Зато как красиво ухаживает. Какие комплименты говорит. Подарки привозит. Влюбилась по уши. Была готова на все ради него.

– Я разведусь с Игорем, – сказала однажды.

– Нет-нет, не надо. Сначала поживем просто так, а потом посмотрим…

– Значит, сбегу.

– Скажи мужу, что на некоторое время уходишь от него. Не хватало, чтобы тебя милиция искала.

– На некоторое время?

– Ну, это так. Чтобы обмануть. А потом…

Игорь едва ли не впервые увидел жену веселой. Думал, может, она наконец полюбила его?.. Или наследник будет? Но на следующее утро увидел записку: «Какое-то время я буду жить отдельно. Не ищи меня».

У Игоря ныла искалеченная нога. И душа. А родня хваталась за сердце и не знала, как смотреть людям в глаза…
Большой город казался Вере волшебной сказкой…

А Мирон такой внимательный. Им так хорошо и роскошно в его подаренной родителями квартире. Вскоре Вера поняла, что в положении.

– Мирон, у нас ребенок будет…

– Нет, дорогая, это не мой ребенок. Это твоего… А потому от него лучше избавиться.

– Твоё дитя, любимый, твоё…

Мирон разозлился. Дернул Веру с дивана. Поставил перед собой и сказал:

– Мама всё устроит. Это не мой.

Вере стало страшно. Но к Игорю возвращаться не хотела. Он тоже не поверит, что это его ребенок . Наверное, её там всеми лихими словами уже поминают… Но губить нерождённую душу не хотела.

Предвечерний город дул на Веру холодным ветром. Голова шла кругом от мыслей. Теперь всё здесь казалось ей равнодушным и хищным. Чужим. Она приехала сюда за счастьем, а счастье бежало от нее…

Вера стояла на коленях перед Мироном. Просила не наказывать ребенка. Обещала «выбить» у мужа развод.

– Скоро придет мама. Все решим. Она в больнице работает.

Женщина строго посмотрела на Веру. Затем о чём-то шепталась с Мироном на кухне… Сын убеждал, что пока не хочет терять Веру. Но и чужого ребенка не желает. А потому – выход один.

– Мы с отцом закрываем глаза, что ты сюда девушек водишь. Но с пузом…

– Мама, я не знал. Да и она только-только…

Женщина, на мгновение задумавшись, махнула рукой и зашла в комнату.

– Слушай сюда, горемычная. У моего сына не может быть детей, – обратилась к Вере. – Поэтому и развёлся. Поняла?

***
Во время процедуры что-то пошло не так. Началось кровотечение. Вера попала в больницу. Наведывалась мама Мирона. Не чтобы пожалеть. А чтобы благополучно закончилось. Мирон пришёл лишь раз.

– Меня скоро выписывают. Но до полного выздоровления, говорят, надо подождать. Нужно время. Я люблю тебя, Мирон, и ради тебя…

– Я приеду за тобой, – перебил. – А сейчас у меня дела.
Приехал он за Верой в больницу только к вечеру. Но повез не в свою квартиру. А туда, откуда забрал. Сказка волшебного города оказалась печальной. И короткой…
Уже почти стемнело, когда обессиленная Вера вступила во двор мужа…

Игорь сидел на скамейке. Он всегда ждал её.

– Игорь… – тихо сказала.

– Не говори ничего. Заходи в дом.

Семья прямо ахнула от вида невестки. Игорь выхаживал неверную жену, которая ещё не оправилась. Интересовался, чей был ребенок.

– Не твой, – бросила в ответ.

Семья молча терпела стыд ради единственного сына. А Евгения старалась не попадаться на глаза сватам. Те не устраивали скандала, просто сказали:

– Не пара Вера Игорю. Не надо было их сводить. Вы жизнь ей сломали, а мы на то согласились. Хотели избавиться от племянницы – избавились. А мы не подумали, что оно вот так…
Вера научилась плакать так, чтобы никто не видел. В магазин, где теперь работала, заходили мамы с маленькими детьми. Искала сходство своего ребенка, которого не увидела, с чужими. Представляла свою девочку или мальчика. Раскаивалась, рыдала…

Все со всем смирились. В этой семье Вера не услышала ни одного упрёка.

***

В пятьдесят Вера стала вдовой. Свёкра и свекрови тоже давно нет. В последний момент призналась мужу в своём грехе, что казнила их ребенка. Вот только не знает, услышал ли он…

Теперь Вера смотрит за усадьбой. Возит на рынок яблоки – может, грош какой капнет. Тоскует по Игорю. Никогда не думала, что будет чувствовать себя одиноко без нелюбимого мужа.

На днях ей приснился сон. Игорь держал малыша. А она спрашивала, куда попадают души загубленных, некрещёных детей. Страшно стало…

В воскресенье поехала в лавру. Ее там никто не знает. Не осудит.

– Некрещёные дети тоже получат спасение, – ответил ей монах. – Потому что у Бога к ним особое отношение. Молитесь.

По дороге домой вспомнила слова свёкра: «У птиц – души детей. Потому что они безобидные и ближе к Небу». Он всегда осенью на яблонях оставлял немного плодов. Для пернатых. Теперь и она будет так делать. Может, в какой-то птичке – душа не родившегося малыша…

Источник

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *