“Женюсь только на некрасивой!”

Союз Ивана и Людмилы Гореловых вызывал много вопросов у окружающий. Ну в самом деле, что может удерживать рядом двух настолько разных людей?

Вот действительно: “вода и камень, стихи и проза, лед и пламень”. Людмила читала отечественную историю в институте культуры и вела драмкружок в школе. Она знала три языка, отличала не только Перова от Серова, но и Моне от Мане, а Геракла от Гераклита. Самым лучшим проведением досуга она считала посещение концерта в Консерватории, а по большим праздникам – театра Станиславского и Немировича-Данченко.

К ведению домашнего хозяйства она относилась без огонька – надо потому что так положено, а не потому что душа просит чистоты как в операционной и идеального порядка. Готовить, впрочем, Людмиле нравилось. Но делала она это редко и, в основном, что-то изысканное, праздничное, небанальное, с труднопроизносимыми названиями и экзотическими ингредиентами. Впрочем, на вкус это было бесподобно.

Иван был простым мужиком, без затей и заморочек. Закончив кое-как техникум, устроился в автосервис, где сразу был признан отличным специалистом по электронике: в два счета находил проблему, решал ее и даже мог спасти, казалось бы, полностью съехавшие “мозги” практически любой машины.

Последнюю книжку он прочитал, наверное, в школе, на опере зевал, на балете неприлично всхохатывал в самые драматически напряженные моменты. Самым лучшим отдыхом он считал поход в баню, в тренажерный зал, а по большим праздникам – сплав на байдарках или поход с двумя-тремя дневками.

Он любил, чтобы дома было чисто и уютно, в еде был неприхотлив, обожал жареную картошку и макароны с тушенкой.

Но и это были еще не все отличия. Главное, что заставляло знакомых каждый раз поражаться – это то, что супруги Гореловы очень сильно отличались внешне.

Иван не был “милым мальчиком” с кукольной внешностью, но был красив суровой мужской красотой: глаза, скулы, четко обрисованный подбородок, короткая полувоенная стрижка, простая, но всегда чистая и аккуратная одежда, отличная фигура спортсмена и заядлого туриста-профи.

В Людмиле было некрасиво всё. Неопределенного, какого-то мышиного цвета волосы, маленькие глазки, спрятавшиеся за толстыми стеклами очков, тонкие, всегда презрительно поджатые губы, абсолютно плоская со всех сторон фигура, обряженная к тому же в какие-то серые мешковатые костюмы, которые, кажется, вообще никому не идут. Словом, Людмила очень сильно напоминала свою тезку – Людмилу Прокофьевну из фильма “Служебный роман”, только лет ей было всего двадцать шесть.

“Ваня, зачем??? У тебя что, девок мало было??? Зачем тебе ЭТА??? Только не говори, что это любовь!” – не уставали спрашивать друзья, узнав, что свадьба, вопреки всем прогнозам состоялась, прошел год, прошло два – пара расставаться не собиралась а, напротив, планировала рождение наследника.

Иван старался беседы эти пресекать, говорил что-то про “любовь зла” и никак свой брак не комментировал.

А потом грянул гром. Неизвестно как, неизвестно откуда, Иван узнал, что Людмила ему неверна. Причем, количество рогов уже значительно превышало площадь его головы. И Ваню прорвало.

…Конечно, никакой любовью в его странном браке и не пахло. Он очень расчетливо подошел к выбору будущей жены. Она должна быть здоровой. Спокойной. Нетребовательной в материальном плане – в смысле, без запросов на двадцать шуб и мешка бриллиантов. Должна быть умной и хорошо образованной – ведь он хотел детей. Желательно, троих-четверых. И достойно воспитывать их должна только умная мать.

А еще его избранница должна быть обязательно некрасивой. Неброской. Неяркой. Никакой. Уж он-то, с его опытом любовных похождений, насмотрелся на выходки красоток: сегодня с одним, завтра с другим и параллельно еще третьему мозги крутит.

Поэтому только серая моль и бледная мышь. Или наоборот – не важно. Такая, которая об изменах и помышлять не будет. Такая, в верности которой сомневаться не придется никогда, потому что она по гроб жизни будет благодарна ему за то, что он не просто внимание на нее обратил, но еще и женился. Такая, чтобы уж наверняка не была вообще никому интересна. Кроме законного мужа. А красоты, если надо, можно и на стороне добрать.

Людмила всем этим требованиям соответствовала. И до определенного момента ее все устраивало, она полностью оправдывала все ожидания Ивана. До тех самых пор, пока после очередной “бани” с мужиками, когда восприятие действительности у него было несколько искажено, он не изложил ей все эти пункты. И у “мышемоли” сорвало крышу. Она решила доказать самой себе, что, кроме мужа, еще кому-то интересна. И желающих нашлось неожиданно много.

“Ничего я не понимаю, – сокрушался Иван. – Вроде, все предусмотрел. В чем я ошибся-то?.. Или просто не повезло?..”

Источник

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *